+7 (7172) 757 540
astananews@khabar.kz

4 года ждут барокамеру дети из СКО

4 года ждут барокамеру дети из СКО

В первую очередь он необходим тем, у кого диагностированы ментальные расстройства.

В их числе и дети с признаками аутизма.

Пока барокамеры нет, "дети дождя", как еще называют больных аутизмом, и их родители вынуждены ездить на реабилитацию в другие города. Тему продолжит Кристина Юсичева.

Иван Винников из тех, кого называют «дети дождя». На этом занятии, пока тренер на больничном, он за старшего. Говорит, что спорт, конечно, любит, но не так сильно как историю, рисование или катание на велосипеде.

Иван Винников:

– Я, конечно, занимаюсь, но как повезёт. Мой любимый спорт раньше был футбол, а сейчас хочу перейти к более холодным играм, таким как хоккей.

Вот уже 5 лет проблемы детей с аутизмом решает общественное объединение «Мой ребёнок». За эти годы удалось организовать различные спортивные секции. В них особенные дети занимаются под присмотром родных. Артёму Щербакову 7 лет. Мама его специально привозит в Петропавловск из соседнего Бесколя. 

Ксения Щербакова, жительница села Бесколь:

– Спорт нам очень важен, потому что это развивает и координацию его движений, и физические его развивает. Также посещаем бассейн и каток. Ребёнку очень нравится кататься на коньках. Это развивает абсолютно весь его мышечный тонус. Он у нас очень слабый. Ребёнок научился держать равновесие, и ему это доставляет большое удовольствие. Он счастлив, он смеётся. А для нас эмоции важны в жизни ребёнка.

Спортивные секции для детей с признаками аутизма? Это невозможно! Такой ответ от чиновников ещё пару лет назад слышала основательница общественного объединения Татьяна Ковалёва. С проблемами детей-аутистов знакома не понаслышке, она тоже мама особенного сына. Говорит, что часто приходиться доказывать обществу, что их дети такие же, как все и их не нужно бояться. Просто нужен индивидуальный подход. При этом трудности во взаимодействии с госорганами остаются.

Татьяна Ковалёва, основательница ОО «Мой ребёнок»:

– С образованием у нас проблемы в том, что многих детей выводят на домашнее образование. 1 сентября мы поздравляли наших первоклашек и дарили им подарки, а через 2 недели их уже «сливают» на домашнее обучение. То есть ребёнку на адаптацию дали всего 2 недели. И это школа-интернат, где с такими детьми должны работать. У нас преподаватели очень часто путают поведенческие проблемы с интеллектом. Если у них ребёнок неусидчивый, то они ему ставят нулевой интеллект.

Но главные проблемы с медицинскими услугами. К примеру, некоторые родители не могут добиться инвалидности из-за неверно поставленных диагнозов. Им приходится обращаться в Минздав. А ещё дети-аутисты уже 4 год ждут обещанную местными властями барокамеру.

Татьяна Ковалёва, основательница ОО «Мой ребёнок»:

– По обещанию она должна была стоять в детской областной больнице в 2019 году. Но так и не появилась. До сих пор вынуждены ездить в другие регионы. В начале месяца мы вернулись с ребёнком из Алматы, проходили барокамеру и дельфинотерапию. Ребёнок приехал с хорошими результатами. Но это стоит больших денег. За 2 недели моей семье это обошлось 600 тысяч.

В родительском чате общественного фонда «Мой ребёнок» состоят 230 североказахстанских семей. Татьяна Ковалёва старается помочь каждой из них. Говорит, что, к сожалению, без квалифицированной помощи и внимания остаются дети из дальних районов. Число детей с признаками аутизма в области, тем временем, ежегодно растёт.

Авторы: Кристина Юсичева, Руслан Алиев

Смотрите также