+7 (7172) 757 540
astananews@khabar.kz

«Это против религии». Казахстанцы наотрез отказываются от трупного донорства

«Это против религии». Казахстанцы наотрез отказываются от трупного донорства

По итогам 2021 года было проведено лишь две операции по пересадке сердца. Хотя количество потенциальных доноров было 93. То есть те, кто погиб в результате смерти головного мозга.

Родные скончавшихся наотрез отказываются от изъятия органов. При этом в листе ожидания больше 3 тысяч казахстанцев, а не дождались донорских органов в прошлом году 341 человек. Больше всего казахстанцы нуждаются в почке 3018 человек, затем идут печень и сердце.

С железным сердцем 54-летний Талгат Айнакулов живёт уже 6-й год. Тяжелый когда-то график работы подорвал здоровье, в главной мышце нарушился обмен веществ. Сердце в один момент перестало справляться со своими функциями. Врачам пришлось вживить в организм Талгата искусственное.

Талгат Айнакулов, пациент из листа ожидания на пересадку сердца:

– Первые 2 года было тяжело. Сами понимаете, это инородное тело, организм долго сопротивлялся. Плохо спал, плохо ел. Но постепенно я привык. Стал следить за своим самочувствием.

К сожалению, подобный аппарат – временное спасение, пока не найдется донорское сердце. Времени мало около 6 лет. Получается, у Талгата Айнакулова срок использования его «железного сердца» подходит к концу. И проблема не в дефиците специалистов. Операции по пересадке сердца в Казахстане делают бесплатно и успешно. А вот доноров практически нет.

Талгат Айнакулов, пациент из листа ожидания на пересадку сердца:

– Хочется верить, что дождусь донора. У меня 4 сыновей, хочу увидеть их счастье, будущее, хочу жить. Не хочу терять надежду. Вы знаете, это как заветная мечта. Ты ждёшь, реагируешь на каждый звонок. В прошлом году примерно в октябре мне позвонили. Нашёлся донор для другого парня. Я очень обрадовался за него. Тогда подумал, есть надежда. Надо верить.

Анар Шаймергеновой 33 года. Девушка ведёт собственный блог в Инстаграм. Это своего рода отдушина для тех, чья жизнь начала обратный отсчёт. У Анары 3,5 года назад отказали почки. Её состояние сейчас поддерживает диализ – 3 раза в неделю кровь пациентки от шлаков очищает специальный аппарат. Органы родных оказались несовместимы. Нулевые шансы сделать операцию по пересадке почки в Казахстане вынудили Анару открыть самостоятельно сбор на операцию в Беларуси.

Анар Шаймергенова, пациентка из листа ожидания на пересадку почки:

– Конечно, много идей, много чего хочется сделать, но из-за того, что не работают твои органы, ты физически сильно устаёшь. Мне приходится очень много пить лекарств. Меня, к сожалению, ни разу ещё не вызывали. Я в 2019 году была на диализе, со мной лежал парень, которого вызвали, и он уехал оттуда на трансплантацию, и очень успешно. Он живёт с этой почкой. У него двое детей. Кто-то подарил ему жизнь.

Около 300 человек ежегодно погибает в Казахстане, не дождавшись трансплантации. Резкий спад пришёлся на 2018 год. Как раз в те годы в стране разгорелось несколько скандалов вокруг врачей-трансплантологов. В Минздраве вынуждены были ввести обязательную презумпцию согласия. Если раньше согласие родных было необязательным, сейчас без него врачи даже не подходят к погибшему. Результат –в листе ожидания больше 3 тысяч казахстанцев. А операций по пересадке от трупного донора в 2021 году сделано лишь 10. Причина в религиозном аспекте. Хотя ни одна из официальных не запрещает пересадку.

Нурлан Каирбеков, начальник управления духовной экспертизы ДУМК, доктор PhD:

– Шариат Ислама говорит, что пересадка органов разрешается, есть некоторые аспекты, которые нужно соблюдать при этом. Нужно убедиться полностью, что человек умер, и только потом можно использовать органы для сохранения жизни другого человека.

Дмитрий Байдек, протоиерей, ключарь Успенского кафедрального собора:

– Надо подойти к этому вопросу исходя из ценностей жизни. Мой близкий человек умирает и его невозможно спасти, и это очевидный факт, какие-то его органы могли спасти жизнь другому человеку. Здесь мы, наверное, должны видеть то, что мой близкий будет жить в другом человеке. И, может быть, какая-то связь духовная будет с ним.

Список тех, кому нужна пересадка органов, регулярно растет. Больше всего казахстанцы нуждаются в почке. 3018 человек, 77 из них – дети. На втором месте – печень. 161 человек. В ожидании сердца, а это операции только при помощи органов погибших в результате смерти головного мозга, находятся 6 детей и 141 взрослый. Некоторые из него выбывают, так и не дождавшись. Процедура от «А до Я» полностью автоматизирована, поэтому мифы некоего «черного рынка»  по продаже органов беспочвенны.

Жаксылык Доскалиев, доктор медицинских наук, профессор:

– Донор и его родственники абсолютно не знают, кому будут «пересаживаться». Бригада, которая будет пересаживать эти органы, тоже не знают, кому именно они будут пересажены. У нас имеется программа, и в соответствии с ней определяют, кому будут пересаживать. Тут человеческого фактора нет.  

Айгуль Амантаева, корреспондент:

–  По новому кодексу о здоровье теперь каждый казахстанец может запретить или разрешить изымать свои органы. Достаточно поставить галочку в нужной графе на портале «Электронного правительства». По информации из открытых источников за 2020 год, официально высказались против посмертного донорства больше 4 тысяч человек. Свежих данных в пресс-службе Минздрава нам не озвучили. Хотя официальный запрос чиновники получили больше недели назад. И именно в таком вопросе хотелось меньше бюрократии, когда на кону стоит жизнь больше 3 тысяч человек.

Автор: Айгуль Амантаева

Смотрите также